iam_krasnoyarsk (iam_krasnoyarsk) wrote,
iam_krasnoyarsk
iam_krasnoyarsk

Category:

О КВ-1 старшего лейтенанта Осадчего

Немного поразбирался со снимками танка КВ-1 с Л-11 №47. Скорее всего, этот КВ-1 принадлежал 2-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса Северо-Западного фронта.
Один из снимков этого танка в иллюстрированной истории 1-й танковой дивизии "The 1st Panzer Division 1935-1945" имеет подпись - "A destroyed KV I outside Leningrad, September 1941". В этой книге довольно много снимков имеют неверные подписи по времени и месту, но соответствуют северо-западному направлению.

haus-48

Других привязок ко 2-й танковой дивизии, к сожалению, нет. Или ошибаюсь?
Если этот КВ-1 действительно был из 2-й танковой дивизии, то с очень высокой степенью вероятности он принадлежал командиру роты 1-танкового батальона 3-го танкового полка старшему лейтенанту Осадчему. И именно в этом танке 25 июня 1941 года погиб командир 3-го танкового полка майор Рагочий.

Для начала напомню, что генерал-майор Дмитрий Иванович Осадчий в 1987 году для расейняйского музея написал воспоминания о боевых действиях 2-й танковой дивизии в июне 1941 года. В 1988 году на базе рукописи в Военно-историческом журнале была опубликована статья под названием "С марша в бой".
Статью и рукопись воспоминаний можно посмотреть в ЖЖ у ув.diedas.
В статье обстоятельства при которых был потерян танк в статье из ВИЖа выглядят так: "Огонь врага усилился. В результате прямого попадания на моем танке были сбиты антенны и люк командирской башни с перископом, выбита шаровая установка с пулеметом. За машиной стелился шлейф дыма от вспыхнувшего на крыле брезента. Загорелись три танка роты, наступавшие вслед за нами. Окутанные дымом, они вели свой последний бой с фашистами. Пройдя 2—3 км, мы освободились от сжимавших нас тисков. Развивая максимальную скорость, наш танк вел непрерывный огонь из пушки и спаренного с ней пулемета. От вражеских снарядов вначале заклинилась башня, а несколькими минутами позже — пушка. Тем не менее экипаж, из боя не вышел. Лишенный средств управления, майор Рагочий помогал заряжающему. Когда снарядом крупного калибра пробило бортовую броню, он был убит, осколками ранило радиста и заряжающего, в башне вспыхнул пожар. Из пробитого бака вытекло горючее, взорвались запалы к гранатам Ф-1. Охваченный пламенем танк, ведя огонь по противнику, продолжал двигаться, пока очередной снаряд не угодил в моторное отделение. Дым и пламя затрудняли видимость и ориентирование, экипаж задыхался в горящей машине... С наганами в руках один за другим мы выбрались из горящей машины. Фашисты все еще продолжали вести по ней огонь. Автоматной очередью был убит механик-водитель сержант А. И. Яснюк. По кювету В. X. Петросян, К. И. Сажин и я ползком добрались до дренажной водосточной трубы под дорогой, на треть заполненной водой, где потушили тлевшую одежду. Не успев отдышаться, мы услышали приближающийся топот кованых сапог. Собрав последние силы, проползли еще несколько десятков метров, переползли бруствер канавы и оказались во ржи."



В рукописи из музея имеется гораздо больше подробностей. Текст там выглядит так: "Снаряды градом летели в сторону танка, причиняя одно за другим повреждения. В результате прямого попадания была сбита антенна и люк башни с перископом, выбита шаровая установка с пулеметом. За танком стелился шлейф дыма от горящего на крыле танка. Загорелись три танка роты, наступавшие вслед за нами. Окутанные дымом вели непрерывный бой остальные наши танки. Пройдя 2 - 3 км мы вырвались из сжимавших нас тисков противника. Только слева от дороги сплошной стеной стояли танки и другая техника противника. Развивая максимальную скорость, танк вел непрерывный огонь из пушки и спаренного с пушкой пулемета, развернутой на 90 градусов влево. От вмятин на корпусе танка была заклинена башня, которая не поддавалась вращению, а несколькими минутами позже была заклинена пушка. И в таком положении экипаж вел интенсивный огонь, снаряды без промаха достигали цели. Лишенный средств управления, майор Рогочий И.П. помогал заряжающему. На танк сыпались снаряды, особенно по левому борту. Ударом снаряда крупного калибра была пробита бортовая броня. Убит командир полка, осколками были ранены радист и заряжающий, в башне вспыхнул пожар. Из пробитого бака вытекало горючее, взорвались запалы к гранатам Ф-1, вот вот начнут рваться снаряды и патроны. Окутанный пламенем танк, ведя огонь по танкам и скоплениям пехоты противника, продолжал двигаться пока очередной снаряд не попал в моторное отделение, танк остановился. Дым и пламя затрудняли видимость и ориентирование, экипаж задыхался в горящем танке... С наганами в руках один за другим мы выбрались из горящего танка. Фашисты ни на миг не прекращали вести огонь по горящему танку. Автоматной очередью был убит механик-водитель сержант Яснюк А.И. Укрывшись в кювете, справа от дороги, Петросьян В.Х., Сажин К.И. и я, по пластунски, добрались до дренажной водосточной трубы под дорогой на треть заполненной водой, что помогло потушить на себе тлевшую одежду. Не успев отдышаться, мы услышали приближающийся топот кованых сапог. Собрав последние силы, в нескольких десятков метров от трубы, мы переползли бруствер рва и оказались во ржи".



Наиболее интересные места я выделил в обоих текстах. На снимках с танком №47 мы видим и орудие, развернутое на левый борт, и попадания в левый борт, и правый кувет дороги. По матчасти танк №47 соответствует.
Tags: 2 ТД, КВ-1
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

Recent Posts from This Journal